Древние легенды полны глубоких метафор, имеющих свойство реализоваться самым неожиданным образом. Помните любопытную девушку Пандору, посланную к людям с загадочным ящиком, в котором были заперты несчастья человеческие?

Сейчас такой ящик стоит практически в каждом доме. И ежедневно легким нажатием на кнопку пульта он открывается, выпуская в информационное пространство вокруг нас мощный поток своего противоречивого содержимого. Так мы «отдыхаем» после напряженного трудового дня.

Телевизор – это не просто вещь или предмет мебели, как диван или шкаф. Он не для тела, ради комфорта которого человечество так озабочено «уровнем жизни». Его миссия намного сложнее: наполнять информационное поле, в котором живет наше ментальное «Я». Именно в этом поле формируются установки, взгляды, принципы, согласно которым строится жизнь. Под его влиянием создаются границы нормы – приемлемости и допустимости для человека определенных явлений.

А нормой рано или поздно может стать все, что многократно повторено, убедительно иллюстрировано и показано в разных контекстах как часть жизни. Почему? Потому что для сознания нет другого выхода, оно должно усвоить информацию и вынести ее в опыт. Так на войне нормой становится убийство.

Когда человек наблюдает сцену на телеэкране, он подсознательно идентифицирует себя с ее участниками. То есть вписывает в этот контекст себя. Он словно проживает ситуацию на экране вместе с героем: как агрессор, жертва, партнер в любовной сцене и т.д. Это происходит автоматически, и именно благодаря механизму идентификации зритель испытывает чувства сострадания, ненависти, страха, влюбляется в киногероя или  возбуждается при просмотре эротических сцен. А идентифицируя себя с героем рекламного ролика – желает «магическую вещь», которую видит в его руках.

Для подсознания нет существенной разницы, проживается ли эта ситуация реально или наблюдается на экране. Она реальна настолько, насколько проживается внутренне – неважно, лежит ли в этот момент ваше тело на диване или бежит от настоящего преследователя.

Среднестатистический американский гражданин 18-ти лет уже увидел около 180 тыс. сцен насилия. На постсоветском пространстве ситуация, думаю, не лучше. Ведь львиная доля того, что мы смотрим – телевизионная продукция западного производства или ее «клон»…

Современные дети спокойно наблюдают сцены, от которых их родители зажмуривают глаза. Триллеры, боевики, новости о катастрофах мирового масштаба почти никого не шокируют. Основная масса хороших героев — не менее кровожадны, чем их противники. А у жертв есть два выхода: либо умереть, либо выпить «Озверина» и перевоплотиться в агрессора.

Поэтому все чаще зритель (в том числе и ребенок) перестает сочувствовать слабому, и выбирает для себя более жизнеспособный объект идентификации, получая удовольствие от его силы. И встраивает этот образ в свои представления о мире.

Какие «зомбообразы» формируются в итоге внутри – показывает жизнь, где они проявляются в критических ситуациях во всей своей красе. Сценариями множества преступлений являются кадры из фильмов, просмотренных ранее.

Конечно, телевидение – не единственный  источник информации (есть еще печатная пресса и интернет!:) Однако все чаще я сталкиваюсь с людьми, сознательно отказавшимися от этого блага цивилизации. Некоторые избавляются от телевизора вообще. Другие используют его исключительно как экран-приставку к ДВД: для просмотра любимых фильмов и прошедших родительскую цензуру детских мультфильмов и передач.

Следовать ли их примеру – решать, конечно, вам.

Автор: Оксана Токарева.
Фото: Kevin Steele.

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями :)

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники